497
0

«Цены на сырьё выросли в два раза. Я купила ткани по заоблачным курсам — от 110 до 150 рублей за доллар. Я просто продала квартиру и купила ткани на год вперед, на всякий случай»

В начале марта мировые бренды косметики, модные дома и представители масс-маркета стали массово покидать российский рынок. О приостановке работы в стране объявили косметические Estee Lauder и LVMH, а также бренды одежды Kering, Inditex, H&M, Mango, Nike, adidas, Levi’s и другие.

До 10 марта в стороне от политических заявлений держался бренд Uniqlo. Но после критики со стороны клиентов он тоже присоединился к негласным санкциям.

После объявленного бойкота официальные лица России заговорили о новых возможностях для локальных брендов.

Премьер-министр Михаил Мишустин заявил, что импортозамещение должно стать основой российской экономики, а местные производители смогут занять освободившуюся нишу.

Однако сделать это трудно: отечественные производители одежды и косметики используют в основном импортное сырьё, стоимость которого подскочила из-за рекордного обвала рубля.

Это уже привело к росту цен в магазинах и может сказаться на качестве продуктов.

Многие локальные бренды уже начали готовить запасной план на случай полного запрета на ввоз товаров из Европы.

"Сырьё дорожает на 50-60% и его уже раскупили",

рассказывают бренды косметики.

Бренд уходовой косметики Don’t Touch My Skin использует в основном зарубежное сырьё — из США, Южной Кореи, Японии и стран ЕС. Сырьевая база для производства косметики в России развита плохо, объясняет основательница компании Адэль Мифтахова. На местном рынке можно купить только часть необходимых ингредиентов — например, глицерин или подсолнечное масло.

Однако некоторые компоненты в стране не производят — здесь не найти витаминов А и С, ретинола, пептидов и многих растительных экстрактов. Поэтому большинство местных брендов использует импортное сырьё и критически зависит от поставок из-за рубежа.

Мы целиком и полностью зависим от импорта. Наш бренд хоть и российский, но российского в нем не так уж много.

У других местных производителей примерно та же ситуация. Я уверена, что 80% используемого ими сырья — импортное.

Адэль Мифтахова


основательница Don’t Touch My Skin

Из-за событий на Украине привозить в Россию продукты стало заметно дороже, говорят представители бизнеса. Поставки из Европы значительно усложнились: крупные перевозчики больше не работают с Россией, ушли также и международные платёжные системы Visa и Mastercard.

«Остались какие-то небольшие банки, через которые можно отправить платежи, и они даже иногда доходят. То есть, если очень сильно постараться, можно сохранить рабочие процессы»,

говорит Мифтахова.

Все расчёты проводятся в валюте, поэтому цены на товары и логистику подскочили пропорционально курсу евро и доллара. С 22 февраля до 10 марта курс доллара вырос с 80,3 до 121,5 рубля, а евро — с 91 до 130,5 рубля.

Бренд натуральной косметики «Это я» закупает за рубежом почти 90% сырья — его поставляют из Европы и Азии. В компании говорят, что сырьё в конце февраля-начале марта подорожало на 50-60%, а многих позиций уже нет в наличии. Речь идёт о растительных маслах, эмульгаторах и поверхностно-активных веществах — ПАВах .

Сложнее всего получить ПАВы, подтверждает производитель натуральной косметики Levrana. Цены на них росли с начала 2021 года, а за первые две недели марта подскочили в два раза.

«Сложная ситуация также с поставками эмульгаторов. С ними проще, так как какое-то количество этого продукта мы производим сами. Сейчас ищем аналоги в Китае, но решение этого вопроса займёт длительное время»,

отмечает гендиректор Levrana Леонид Леврана.

О дефиците некоторых компонентов говорит также основательница бренда косметики для волос 19Lab Professional Валентина Глушкова. По её словам, на складах уже заканчивается сырьё, а новые поставки трудно получить из-за сложностей с логистикой — как скоро доставят сырьё, никто не знает.

Тара под продукт, упаковочные материалы и другие комплектующие дорожают с каждым днём. Поставщики выставляют цены только на день оплаты, а что будет дальше, сами не понимают. У нас есть запасы продукции на два месяца. Надеемся, что за это время ситуация с логистикой выправится.

Валентина Глушкова


основательница 19Lab Professional

На фоне проблем с поставками и роста цен на сырьё российским брендам пришлось поднять цены на свои продукты. Например, косметика Don’t Touch My Skin уже подорожала на 10%, а продукты «Это я» и 19Lab Professional в ближайшее время вырастут в цене на 15-20%.

Повышение цен — это не лучшее сейчас решение. Мы и так были вынуждены поднять их в начале 2022 года. К концу марта решим, сможем ли сдержать их за счёт собственной маржи.

Леонид Леврана


гендиректор Levrana

Сейчас бизнес опасается новых ограничений и уже прорабатывает запасной план на случай эмбарго на ввоз товаров из ЕС. Бренд Don’t Touch My Skin планирует искать аналоги в Китае, Турции и Южной Корее.

Мы уже переписываемся с поставщиками, если нужно будет — перейдем на Китай, но хотелось бы этого не делать. Есть большое количество европейских продуктов, которые мы уже оплатили. Они должны были приехать к нам летом. Мы боимся, что они до нас просто не доедут.

Адэль Мифтахова


основательница Don’t Touch My Skin

Даже если поставки европейских компонентов прекратятся, полностью отказаться от импорта будет крайне сложно, говорят в 19Lab Professional. На российском рынке небольшой ассортимент, а цены довольно высоки в сравнении с тем же Китаем.

Даже из Китая возить стало дороже, говорят бренды одежды
О зависимости от поставок из-за рубежа рассказали также российские бренды одежды. Например, производитель White Crow покупает ткани, фурнитуру и другие материалы в Италии, Турции, Китае и Южной Корее. Зарубежные товары сложно заменить чем-то, удовлетворяющим по цене и по качеству, говорят в компании. Даже из Китая возить стало дороже, потому что продавцы оттуда работают за доллары.

Цены растут не на 20%, как многие говорят, а на все 120%. Поэтому в ближайшее время мы будем вынуждены пересматривать наши цены.

White Crow


Бренд верхней одежды Fiksson производит все вещи в Москве, но ткани и фурнитуру привозит из других стран. Компания закупала сырье напрямую у поставщиков в Италии, Корее и Китае, но в первые же дни «спецоперации» с этим возникли сложности. Из-за скачка курса валют и перебоев с поставками бренду пришлось отказаться от закупки мембранной ткани и кашемира, которым в России почти невозможно найти замену.

Цены на сырьё выросли в два раза. Я сейчас купила ткани по заоблачным курсам — от 110 до 150 рублей за доллар. Я просто продала квартиру и купила ткани на год вперед, на всякий случай. Тут не только вопрос цены, но наличия необходимых товаров у поставщиков и логистики.

Мария Фикссон


основательница Fiksson

Бренд женской одежды All we need закупает ткани в том числе в Европе — Италии и Франции, говорит его основатель Алексей Ефремов. Необходимые компании материалы невозможно купить в России, а товары из ЕС теперь доставляют дольше — сроки увеличились на неделю. Есть перебои с поставками из Турции, но пока их стоимость не изменилась, отмечает Ефремов.

С задержками столкнулся и другой локальный бренд одежды «Запорожец», который привозит сырьё из Китая, Индии и Турции. Компания отмечает подорожание поставок в конце февраля из-за привязки к курсу валют.

После подорожания сырыя и перевозок вырастут и наши цены. Мы всегда старались их сдерживать, насколько это возможно. Но после двух лет ковида наш подкожный жир почти на нуле. Для нас, как и для многих, повышение цен — это единственный шанс остаться на плаву. Будем искать более гибких производителей, лучшие цены и по возможности больше шить в России.

Михаил Лабахуа


основатель бренда «Запорожец»

Бренд 12Storeez, который производит одежду и аксессуары, также сообщил, что планирует повысить цены, так как половина производства компании находится за рубежом. При этом 80% стоимости одежды, которая шьется в России, всё так же зависит от цен на импортное сырьё, объясняет сооснователь бренда Иван Хохлов.

Производители сейчас ищут способы сохранить качество вещей и прежние цены в магазинах. Например, бренд Fiksson планирует добиться этого за счёт увеличения производства и технологических решений — например, изменения некоторых моделей и кроя вещей.

«Одежда подорожает на 20–40%»,

прогнозы торговых сетей.

Помимо небольших локальных брендов, в России работают также торговые сети Baon, Ralf Ringer, Finn Flare, Zenden и Kanzler. Это отечественные марки, но почти вся их одежда и обувь изготавливается за рубежом — в Китае и Вьетнаме.

Производство сети магазинов Oodji, которой владеет компания «Август», изначально находилось в Санкт-Петербурге — но в 2022 году бренд отшивается в Китае. Заводы-партнёры бренда O'stin от «Спортмастера» тоже расположены в КНР.

Основные причины, по которым российские бренды вынуждены закупаться за границей или переносить производство, — неразвитость легкой промышленности, дефицит современных фабрик и обученных сотрудников, говорит РБК президент Baon Илья Ярошенко.

Именно поэтому отечественное производство будет дороже, а определенные товары Россия не сможет сделать никогда.

Илья Ярошенко


президент Baon

По прогнозам Ярошенко, одежда Baon подорожает на 20–40% — цены будут расти постепенно, «чтобы потребитель привык». При этом в приоритете у россиян теперь будут товары первой необходимости, так как доходы из-за нового кризиса упадут, добавляет он.

Частичное импортозамещение в индустрии всё же возможно, говорит владелица сети магазинов Finn Flare Ксения Рясова, — но на это потребуется несколько лет.

Источник: VC.ru

Для возможности комментировать войдите на сайт

Новые производители в каталоге

ООО «ФАБРИКС»

Компания FABREEX работает на российском рынке уже более 10 лет, и хорошо...

ООО "Кампотекс"

ООО «Кампотекс» - одна из крупнейших компаний в России по производству и...

Компания "Мальчишки и девчонки"

Оптовая компания по продаже детской одежды «Мальчишки и Девчонки» вышла ...

Компания BestLabel

Компания BestLabel организована в 2004 году. Мы выпускаем любую маркиров...

Подача заявок временно приостановлена.